header3
vk facebook elicy youtube

Добра в мире становится меньше?

Этот вопрос за «круглым столом» редакции «Кореновских вестей» обсуждали журналисты и представители духовенства Кореновского благочиния.

Редактору газеты позвонила давняя активистка и не то, чтобы пожаловалась, но с тревогой спросила: «А Вы заметили, что люди стали жестче, что добро уходит из человеческих отношений?». И мы решили собрать за редакционным «круглым столом» представителей духовенства Кореновского благочиния и обсудить с ними эту тему. На встречу пришли протоиерей Александр Панюта - настоятель храма Святого Преподобного Саввы Освященного г. Кореновска, иерей Сергий Табашников – штатный священник храма Святой Троицы ст. Платнировской, иерей Виталий Дудин - настоятель храма Вознесения Господня ст. Раздольной, иерей Григорий Жуков - настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы ст. Дядьковской.

Первый вопрос священникам прозвучал так:

- Чувствуете ли Вы по своей пастве, что добро уходит? Есть ли у Вас примеры, подтверждающие или опровергающие это?

Иерей Сергий ТабашниковИерей Сергий ТАБАШНИКОВ:

- Об этом, собственно, нас предупреждает и Священное Писание, где говорится, что чем дальше к концу мира дело идет, тем все больше распространяется зло. Что люди становятся менее добрыми, я вижу даже по прихожанам нашего храма. Многих, конечно, Божья благодать преображает, они следуют Христовой заповеди «Да любите друг друга», становятся добрее, светлее. А некоторые, наоборот, получив в церкви успокоение, коснувшись благодати, постепенно как-то отходят от этого, начинают формально относиться к богослужениям, к заповедям Господним, главные из которых - «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим» и «Возлюби ближнего твоего, как самого себя».

Протоиерей Александр ПанютаПротоиерей Александр ПАНЮТА:

- Добра в мире не стало меньше, просто людей, живущих не в добре, становится больше. Люди выбирают совсем иные ценности, ориентиры – наживу, удовольствие, накопление материальных благ и в погоне за временными благами забывают о благах духовных, об извечном назначении человека – обретении Царства Божия и жизни вечной. Люди сами из себя вытесняют добро. Жизнь вокруг нас, конечно, движется, но движется не в том направлении. Мы на днях отпраздновали 73-ю годовщину Великой Победы. А давайте вспомним, как люди жили после войны. Старшее поколение говорит, что жили бедно, но счастливо, дружно, по-доброму относясь друг к другу, со взаимной выручкой и помощью. Пережитое горе как бы объединило всех, сплотило. И некоторое время жили более дружно и сплоченно. А благополучие ведет к тому, что человек начинает забывать истинные ценности и начинает соблазняться благами мира сего и забывает о своем вечном предназначении и начинает служить не добру, а злу.

- Тут говорилось, что в послевоенные годы жили трудно, но дружно и счастливо. Получается, когда становимся богаче, то перестаем любить друг друга, разъединяемся, добро и духовность нас покидают…

Иерей Григорий ЖуковИерей Григорий ЖУКОВ:

- Да, можно жить и в нищете и быть счастливыми. Наши бабушки рассказывали, как они в послевоенные годы ехали на работу раненько с песнями и поздненько усталые возвращались домой с песнями. А почему? Потому что их объединяла одна идея, и часто не Карла Маркса, а идея восстановления Родины, возможности сделать благополучным свое государство и свою семью. Дело не богатстве, не в количестве средств у человека, а в его отношении к Богу.

Куда добро девается? Все начинается с семьи. И через СМИ наших детей агитируют, вербуют, стараются сделать все, чтобы вбить клин между старшим поколением и молодежью. И упор делается именно на молодежь, потому что она из-за отсутствия жизненного опыта и закалки духа не может, не умеет правильно оценить информацию, отделить зерна от плевел, расставить правильно акценты и определить приоритеты. Но кто в этом виноват? В первую очередь – каждый из нас как родитель. Значит, мы им не донесли главного, не сумели объяснить сути происходящего в жизни.

Запад пытается разрушить наше самое главное достояние, наш исторический стержень – семью. Если мы поддадимся всей той нечисти, которую нам пытается навязать Запад вместо семьи, если мы отойдем от учения Божия, если мы не будем слушать Господа Бога, то все рухнет. Мы должны непременно сохранить нашу традиционную семью, в которой – муж, жена и дети. И ни в коем случае не принимать западные модели вроде ЛГБТ-сообществ, однополых браков и прочего. Если страсть не сдерживается ни страхом Божиим, ни моралью, она всецело поглощает человека и уничтожает его душу. Зачем нам повторять ошибки жителей Содома и Гоморры, которые, как следует из Ветхого Завета, за разврат, мужеложство и скотоложство были сожжены огнем и серой.

Повторюсь: все начинается в семье. Сейчас принято перекладывать ответственность на окружающих – на школу, учителей, окружение. Но ведь не только в школу, в детский сад ребенок приходит, уже имея какую-то подготовку, полученную в семье. Из советов святых отцов мы знаем, что ребенка надо воспитывать еще в утробе, когда он еще не родился. Если мать ходит в храм, исповедуется в своих грехах, причащается, если она думает о будущем своего ребенка, она будет молиться, чтобы Господь устроил жизнь этого ребенка, чтобы жизнь его была во спасение его души.

- Граница между добром и злом размывается под воздействие разных публикаций в СМИ, под воздействием фильмов, пропагандирующих жестокость, бездуховность, под воздействием Интернета. Дети вступают в виртуальные группы самоубийц, следуют требованиям так называемого «Окна Овертона» («Окно Овертона» - технология программирования человечества для легализации любой идеи, от каннибализма до педофилии – Ред.). Как вы, уважаемые священнослужители, в своих проповедях, беседах с прихожанами разъясняете пастве, что есть добро и что есть зло?

Протоиерей Александр ПАНЮТА:

- Мы проповедуем не от себя, мы проповедуем Слово Божие. И Господь дает четкие и ясные понятия о добре и зле в десяти заповедях Божиих. Если очень коротко, то вот слова Господни: поступай с людьми так, как ты хотел, чтобы поступали с тобой. Каждый хочет для себя, чтобы его никто не обижал, не оскорблял, не угнетал, то есть, чтобы ему творили добро.

Иерей Сергий ТАБАШНИКОВ:

- Евангелие проводит четкие границы между добром и злом, и мы проповедуем именно такие отношения между людьми. В проповедях, на исповеди, напоминаем, что каждый должен жить и поступать в свете требований Евангелия, в нем все сказано простыми и доступными словами.

Протоиерей Александр ПАНЮТА:

- Иногда люди в беседе или на исповеди говорят, мол, я никого не убил, не ограбил, значит, безгрешен. Вот тогда «на пальцах» начинаешь рассказывать о вере и неверии, о зависти и осуждении, о лжи и других грехах. И человек начинает понимать, что живет-то не по заповедям Божиим, а значит - грешит. А грех – это и есть зло.

- Скажите, вы чувствуете, что ваши слова как семя на благодатную почву падают или как об стенку горохом?

Протоиерей Александр ПАНЮТА:

- В Евангелии приводится притча о сеятеле, брошенные семена которого попали на каменистую почву, в заросли терниев, на малоплодную почву. Большинство семян погибли, и лишь попавшие на благодатную почву дали плод. Рассказанная Иисусом Христом почти две тысячи лет назад притча актуальна и в наши дни: все прихожане вроде слушают священника и внимают ему, но зерна добра прорастают не во всех душах. Почву души надо удобрить верой, постараться взрастить зернышко, то есть не грешить - не гневаться, не завидовать, не осуждать и так далее по Евангелию. А того, кто не желает – не затащишь в Царство Божие, Господь никого насильно не заставляет верить в Него, Он дал человеку свободную волю, чем и отличается человек от животного. Пчела не может не делать мед, ей это предписано Законом Божиим, а человек волен делать все, только он должен понимать, что его ведет в Царство Божие ко спасению, а что - к вечной погибели.

- У нас в редакции есть письмо с просьбой опубликовать номер телефона доверия. Доверия чего, спросите? По этому телефону любой ребенок может бесплатно позвонить и донести на своих родителей, что они запрещают ему пользоваться Интернетом или заставляют убирать за собой постель, выполнять какую-то домашнюю работу. И после такого звонка к семье могут быть приняты самые жестокие меры вплоть до того, что ребенка изымут из семьи. Вот парадокс: ребенка дома пытаются воспитывать, а он приходит в школу, и представители ювенальной юстиции ему внушают, мол, ты не должен слушать родителей, не должен делать того, что они заставляют. Как быть в такой ситуации?

Иерей Сергий ТАБАШНИКОВ:

- Я приведу один пример. Если у нас священника в школе встречают с распростертыми объятиями, то в Нижегородской области священника категорически не пускают в школу. И там моему племяннику (тоже сыну священника) в школе постоянно «промывают мозги» в стиле ювенальной юстиции. Как-то племянника отец наказал за шуточки «ниже пояса». Племянник сразу в позу, мол, уйду, пожалуюсь. Отец согласился, дескать, иди, но через день тебя заберут из нашей семьи, отдадут в детский дом и у тебя не будет ни папы, ни мамы, ни других родственников. Через минуту ребенок пришел просить прощения за сказанные гадости. То есть надо ребенку объяснять с самого детства, что семья – это главное. И сами родители должны показывать пример правильной жизни, жизни по Христовым заповедям. Даже если человек не верующий, то все равно соблюдение им десяти заповедей помогут ему и детям быть добрыми, любящими, независтливыми, совестливыми.

Протоиерей Александр ПАНЮТА:

- У любого человека – верующего или неверующего – есть совесть. Дело другое, у кого-то она всегда сильна, а у другого со временем атрофировалась.

Иерей Григорий ЖУКОВ:

- Нам не нужно ничего изобретать, в Евангелии все прописано, все законы жизни изложены просто и доходчиво. Но нам порой тяжело не нарушать Божьи заповеди, потому что наше естество поражено грехом, грехом первородным. И мы не можем легко и просто отказаться от того, к чему пристрастилась наша плоть. У нас в станице случилось страшное горе, две молодых женщины покончили жизнь самоубийством. Произошло это, в частности, потому, что они не были духовно ориентированы, бес сумел им внушить помыслы, которыми подтолкнул на совершение самого страшного греха – лишения себя жизни. Ребенок не просто остался без матери, психике ребенка нанесена ужасная травма, когда девочка увидела свою мать в петле. В этом виновен не только лукавый, подтолкнувший женщину к совершению страшного греха, но и знакомые, родные, которые не привели женщину в храм помолиться, исповедаться священнику. И священник смог бы помочь. Не потому, что он такой умный или святой, а потому что он передает учение святых отцов, делает акцент на авторитетное мнение людей, которые своей жизнью, своей святостью подтвердили и бытие Божие, и благодать Божию, чудеса, которые происходили при их жизни. Но люди не идут в храм.

- Вы говорите очень правильные вещи. По статистическим данным, истинно верующих православных в России около 3 – 5 процентов. В России – православной стране. Как сделать, чтобы вас услышали большинство людей?

Иерей Сергий ТАБАШНИКОВ:

- У нас строятся и возрождаются храмы, свободно продается огромное количество православной литературы, на телевидении работают два православных канала, в том же Интернете много православных сайтов. Однако же люди не прислушиваются к слову Божию, они не хотят быть с Богом, потому что вера в Бога ограничивает человека в удовольствиях. А удовольствия стали целью жизни для подавляющего большинства людей.

- Тогда позвольте задать сакраментальный вопрос, который задают в русском обществе как минимум с середины 19 века: «Что делать?».

Иерей Сергий ТАБАШНИКОВ:

- Проповедовать учение Христа любыми законными способами: в газете и по телевидению, в Интернете и в личных беседах с людьми, на проповедях в храме и на официальных мероприятиях. Говорить о Христе, нравственности, духовности, о смысле и цели жизни.

Протоиерей Александр ПАНЮТА:

- Нам все позволительно, но не все спасительно. Поэтому я считаю, что государство должно более строго относиться к тем СМИ, которые распространяют весь тот негатив, о котором мы уже говорили здесь…

- То есть – нужна цензура?

Протоиерей Александр ПАНЮТА:

- Очень нужна. Один в поле не воин, нужно, чтобы все навалились на решение этой проблемы, и в первую очередь государство. Если мы тут будем биться одни, а государство не будет подключаться, мы можем проиграть битву. А то, что нам Запад диктует, что делать и чего не делать - мы не обязаны слушать и тем более поступать по его указке. Поток грязи, который льется на нашу страну, на Русскую Православную Церковь, должен быть перекрыт.

Иерей Григорий ЖУКОВ:

- Не надо так бояться этого слова «цензура». Да на Западе она гораздо жестче, чем у нас. Западные СМИ пишут по единой команде и обманывают по команде весь мир сразу, если это выгодно тем, кто платит деньги. И я думаю, что некоторые СМИ у нас надо закрывать, если мы видим, что они разрушают наше общество. Как? Возможно, путем проведения референдума. Мы все стесняемся чего-то, проявляем терпимость к тем, кто несет разрушение наших основ. Нам надо четко усвоить: никогда западные партнеры не будут друзьями, желающими процветания России. Им нужны только наши ресурсы, наш рынок. Выстоять очень тяжело, придется жертвовать, возможно, каким-то комфортом. Свой суверенитет легко отстоять не удастся, не затрачиваясь на армию, ее вооружение, на решение внешнеполитических проблем. История учит, что свобода дается дорогой ценой. Выбор таков: либо быть патриотом и бороться за свою свободу и независимость, либо попасть под полную зависимость от Запада. А что это значит – видно на примере Украины, Ливии, некоторых других стран. Украина – это страшный пример того, как можно без оружия, без вторжения иностранных войск потерять Отечество.

Иерей Виталий ДудинИерей Виталий ДУДИН:

- Если посмотрим на страны Запада, то увидим, что их так называемая толерантность размыла даже само понятие христианства. Его как такового там уже не существует. Христианские праздники даже не связываются с именем Иисуса Христа. Жители западных стран говорят, например, просто Рождество, не упоминая, что по-настоящему этот праздник называется Рождество Господа нашего Иисуса Христа, или короче Рождество Христово. Главные христианские праздники там связывают с рождественским кроликом, пасхальным кроликом. И это отношение начинает уже пробиваться к нам.

- Вот вы говорите, что надо не молчать, а молиться, говорить в проповедях. И с кого надо начинать - с детей?

Иерей Сергий ТАБАШНИКОВ:

- Со стариков, с молодежи, с детей, с семьи, со всех. Пригласили тебя в школу – говори с детьми, пригласили в дом престарелых - со стариками. Пришел на станичный праздник – со всеми участниками торжества. Пришел дом освятить – и туда должен принести слово Христа, Его учение, рассказать о Таинствах, о нравственности.

Иерей Григорий ЖУКОВ:

- Говоря о проповеди, о том, влияет ли она на людей вообще, хочу привести один пример из своей практики. Как-то после разговора с прихожанами о грехе аборта ко мне подошла женщина лет 50. Она была потрясена, была в шоке, она впервые задумалась, что убила своих нерожденных детей, а раньше считала аборт простой медицинской операцией. Вот и задумаемся: если женщина, убивая ребенка, не понимает, какой тяжкий грех она совершает, то о какой нравственности в обществе можно говорить!

Иерей Виталий ДУДИН:

- Не только женщина в этом виновата. А разве мужчина не несет наравне с женой ответственности за этот тяжкий грех! У нас только бедные женщины каются в этом на исповеди, ни один мужчина не сказал, дескать, грешен в убийстве нерожденного ребенка.

Иерей Григорий ЖУКОВ:

- Согласен, но тут надо еще знать, кто подтолкнул на этот грех, кто сказал последнее слово. У нас был такой случай. Одна женщина решилась сделать аборт и попросила работодательницу оказать материальную помощь. Та сначала согласилась выделить деньги, но, когда узнала, для чего, была в шоке. Она пришла в храм потрясенная и попросила у меня совета, мол, как быть: я пообещала помочь с деньгами, а теперь не знаю, как отказать. Мы поговорили, и работодательница пообещала поддержать женщину после рождения ребенка. Та отказалась от аборта. Видите, как Господь устроил: один вопрос женщина задала - и была спасена жизнь ребенка, а душа его будущей матери избежала смертного греха. Господь разными способами испытует людей, хотят ли они видеть Христа, хотят ли они идти к Нему.

Иерей Виталий ДУДИН:

- Не хотят, вижу по своей станице. Наш приход почти не увеличивается, в год если добавится один – два прихожанина, и хорошо. Практически все мои проповеди звучат для одних и тех же людей. Но я везде стараюсь быть: в детском саду, школе, на станичном празднике. Даже когда прихожу в магазин, стараюсь поговорить. И иногда выясняется, что у кого-то беда случилась, надо помочь или морально поддержать.

Мы сейчас живем в золотой век. Каждый может совершенно открыто прийти в храм и помолиться, купить любую икону, приобрести молитвослов или жития святых. Я открыто хожу по городу и станице в подряснике, моих детей никто не дразнит и не унижает, что их отец – священник, хотя меня в детстве и дразнили попом, и били. Разговариваешь на эту тему с людьми, оправдываются, мол, батюшка, нас так воспитали, мы жили в такое время. Но и я ведь жил в то самое время, однако нашел в себе желание прийти к Богу. Сейчас есть условия, но нет желания, нет страха Божия, и детей родители не учат страху Божию. А это беда. Потом мама или папа приходит ко мне, батюшка, помогите. А 15 – 16-летнему подростку уже не так просто помочь. Он уверен, что деньги решают все. Он не хочет жить жизнью реальной, у него всякие компьютерные игрушки, он сыт и одет, у него нет забот.

А вот когда у человека появляется желание приблизиться к Богу, происходит порой совершенно невероятное. Как-то мне позвонила незнакомая женщина (уж не знаю, откуда у нее мой телефон). Она призналась, что хотя и католичка, но чувствует необходимость что-то поменять в жизни, в вере, попросила меня поговорить о Православии. Состоялась короткая, минут на 10, беседа о душе, о нашей Православной Вере. Поговорили, и я не то, чтобы забыл о разговоре, но не помнил о нем каждую минуту. А через неделю та женщина снова позвонила мне и радостно сообщила, что приняла Православие. Вот так Господь устроил, что мы не виделись, не знаем друг друга, а разговор с православным священником помог женщине обратиться к истинной, православной вере.

И еще хочу сказать несколько слов о средствах массовой информации. Мне кажется, что ни в одной стране нет такой истинной свободы вероисповедания, как в России. Наличие православных СМИ, свобода распространения православной литературы беспрецедентны. Но это имеет и свои минусы. Бабушки некоторые вместо того, чтобы пойти в храм, поставить у иконы свечку, принять участие в богослужении, послушать проповедь священника, молятся перед экраном телевизора, где транслируется православный телеканал «Союз» или «Спас». Да, такие каналы нужны и полезны, но как дополнение к активной церковной жизни. На телеканале можно найти ответ на многие вопросы, но, чтобы соединиться с Богом, нужно прийти в дом Божий – храм, или церковь по-простому. Не надо целиком и полностью полагаться на силу и авторитет федеральных каналов. У станичной женщины возник вопрос «приземленный», ей неудобно задавать его архиепископу. Она бы спросила, как поступить, у иерея Дудина, да втайне, чтобы батюшка Виталий не видел ее. Так у нас было до недавнего времени. Я имел возможность отвечать на вопросы людей на нашем радио «Подсолнух». Людям были интересны такие радиопередачи, они активно задавали вопросы и получали на них ответы. Но кому-то показалось что выступления священника – «не формат» для районного радио, что настоятелю храма место только в самом храме. А жаль. Из нас всех в течение долгих лет по капле выдавливали христианство, православие, и теперь мы обеспокоены бездуховностью. По моему мнению, надо теперь не по капле, а потоком, водопадом омывать наши иссохшие от безбожия души.

Заседание за «Круглым столом» вели журналисты
Нина РОЖЕНКО и Ирина ЗИНОВЬЕВА

Запись беседы Николая ПАЛЁНОГО
Фото: Анастасия ИВАХНО

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены