header3
vk facebook elicy youtube

О вере в Бога на войне говорили участники встречи в школе №9 ст. Новосергиевской

В средней общеобразовательной школе №9 станицы Новосергиевской для двух старших классов прошел урок мужества в рамках месячника военно-патриотической и оборонно-массовой работы.

В гости к ребятам пришли координатор молодежного центра по духовно-нравственному направлению, а также помощник благочинного церквей Крыловского округа Юлия Яковенко. Вместе со взрослыми подростки обсудили и события, которые привели к революции 1917 года и к гонениям на Церковь в России, вопросы участия православных христиан в войне.

Школьники услышали доклад «Религиозная вера в годы Великой Отечественной войны: победа патриотического сознания народов СССР над атеистической пропагандой» и посмотрели к нему видеопрезентацию:

- Во время антирелигиозной советской пропаганды людям запрещали верить, говорили, что Бога нет, но вера, конечно, всегда была в сердцах людей, ее не так просто было изжить, - рассказала Ю. Яковенко. - Кто-то исповедовал православие открыто, кто-то – тайно. Так Православная Церковь получила множество новомучеников. В их числе пятеро священников, расстрелянных на Кубани осенью 1921 года, и наш ближайший земляк, священник Иоанн Пригоровский из станицы Незамаевской, расстрелянный в 1918-м.

Как вера помогала выжить на войне. Приход к вере людей неверующих

Есть примеры, как шли на фронт воевать священники, и не меньше примеров, когда неверующий солдат, насмотревшись ужасов войны, потом становился монахом или уходил учиться в семинарию, или просто становился христианином. Будущий протоиерей Николай Колосов вспоминал: «Повсюду тела убитых и раненых. В воздухе – сплошной стон. Стонут люди, стонут лошади. Я подумал тогда: «А еще говорят, что ада нет. Вот он, ад». Молитва, обращение к Богу помогало пережить войну. Монахиня Елисавета (в миру Вера Дмитриева) из Ставрополя прошла Великую Отечественную медсестрой, вынесла множество раненых с поля боя. «Я читала молитву, и страх как током в землю уходил. И слышно, как сердце бьется. И не боишься уже». У многих советских офицеров при себе были кресты и иконки – кому давала мать, кому жена.

Крыловчанин, 92-летний ветеран ВОВ, Николай Степанович Исаев родился, жил, учился в Пензенской области. Оттуда ушел на фронт. Получил за время войны два тяжелейших ранения во время боев с немцами в холодных лесах и болотах, когда на каждого советского солдата батальона приходилось по одной винтовке и по 20 патронов, а гранат у некоторых не было вовсе. Осколками гранаты Николаю Степановичу перебило кость правой ноги и поломало челюсть. Когда наступило ухудшение, повторно отправили на операцию, во время которой Н.С. Исаеву сделалось совсем плохо. Он рассказывал, как ощутил себя в аду, поверив в то, что есть мир невидимый: дикая боль резала в середине груди, послышался голос врача: «Ну, что ж, мир его праху, оботрите». Боль не проходила, Н.С. Исаев подумал: «Неужели вот это и есть ад, вот в таком состоянии я и останусь навечно?» Потом, в палате, медсестра сказала: «Ты из мертвых воскрес, повезло тебе».

Виктор Данилович Текучев, чье детство прошло в суровые годы войны, рассказывал молодежи о том, как вера в правое дело помогла советским людям победить. Ныне крыловчанин, Виктор Данилович – урожденный х. Алексеева Заветинского района Ростовской области, пятый ребенок в семье с 8-ю детьми. Семья Текучевых – из донских казаков, дед и прадеды были старообрядческими священниками, и когда запретили людям молиться, закрыли церкви, то и имущество у семьи забрали… За войну Виктор наработал 271 трудодень. Он занесен в краевую Книгу почета, значится в районной трудовой Книге Славы. «Немцы забирали у нас хлеб и кормили им своих лошадей. А ведь они тоже были верующие люди. На их знамени тоже был крест. Наши же красноармейцы были, как многие считали, безбожники с красной звездой. Но мы победили. Почему? Значит, на то была Божья воля, вот как получается! Правда была на нашей стороне. Не надо биться лбом об землю перед Богом, а надо своими делами Его не гневить, дела должны быть добрыми. Надо добрее относиться к своим товарищам, учителям, ко всему человечеству. И если есть Бог, то пусть Он будет на вашей стороне!», - так обращается к молодежи сегодня Виктор Данилович Текучев.

Казаки в Великую Отечественную

Все вышесказанное является свидетельством того, что широкие слои народа всколыхнулись духовно и обратились душой к Богу. Был ли страх у власти, что вчерашние белогвардейцы, раскулаченные и другие, прошедшие через сталинские репрессии, люди во время нападения фашистов предадут Советскую власть? Был или нет, но такого произойти не могло. Причина проста: православный человек мыслил свою Родину святой, страна с ее богатой историей на святых людей и примеры их патриотизма и любви к Родине всегда, несмотря ни на какие события, оставалась носителем дорогой сердцу веры. Потому нельзя было ее предать, надо было защитить святую русскую землю.

В станице Октябрьской нашего района живет сын потомственного казака-гвардейца Николая Васильевича Науменко Михаил Николаевич, который бережно хранит старое фото отца и его боевые награды - Ордена Славы и Красной Звезды. Николай Васильевич стал ветераном 4-го гвардейского Кубанского кавалерийского казачьего корпуса. Перед войной попал на Соловки, но оттуда в 1942-м пошел воевать добровольцем. В 1943-м в лесу, в окопах ждали немцев, и у командира орудия Н.В. Науменко голове поднялась кубанка: волосы стали дыбом от страха, когда увидели 10 немецких танков, идущих прямо на них. Но все ринулись в бой. Н.В. Науменко тогда получил осколочное ранение в правую руку, потерял глаз. Потом медики подумали – умер и так Николай Васильевич оказался в окопе с трупами. Один солдат тут же искал однополчанина среди умерших, заметил выжившего и сказал об этом медсестрам. О войне он рассказывал еще, как немцы страшились русских: бросали автоматы и бежали. Когда однажды фашисты окружили наших солдат и в рупор закричали: «Рус казак, сдавайся», Николай Васильевич только ухмыльнулся: «Какое там сдавайся!» Советские власти сняли с него судимость только после войны.

Полуголодные, бедно одетые, детишки казаков ходили в школу и учились в неотапливаемых классах – так вспоминала свое детство Л.М. Пилипенко, внучка казачьего атамана станицы Ново-Михайловской Кузьмы Григорьевича Кашкаха. Тем не менее, Любовь Максимовна выучилась, пошла работать в колхоз «Красный Путь» и даже получила звание «стахановки». «Пережить лихолетье, поднять с мужем троих детей, - говорила Любовь Максимовна, - мне помогла вера в Бога и в лучшее будущее». В раннем детстве бабушка Ульяна постоянно брала Любу с собой в церковь, а повзрослев, она ходила в храм и по тонам звона колоколов могла различать, когда хоронят покойника, венчают молодых или извещают о пожаре. Всю жизнь она потом соблюдала посты, не пропускала ни одного богослужения.

Реабилитация православия

В 1941 году был закрыт журнал «Безбожник», свернута антирелигиозная пропаганда. Такое было молчаливое принятие тех патриотических инициатив, которые исходили из церковной среды. «Несколько преувеличивается, что Сталин испугался, вспомнил всех святых и дал свободу Церкви. Он был уверен, что Советский Союз войну выиграет. Скорее задача состояла в том, чтобы предстать перед Западом в более свободном и либеральном облике. (…) Сталин был очень хорошим психологом и прекрасно понимал, что во время войны многие люди остались вдовыми и сирыми. Лишить матерей последнего утешения было бы со стороны государственного деятеля совсем неразумно» (из «Интервью с профессором МДА Алексеем Светозарским» на Интернет-портале Православие.ру). Советская власть была вынуждена прекратить жестокие гонения на Церковь, выпускать священнослужителей из заключения, открывать храмы и монастыри.

В заключение

«Не верьте, что «За Сталина! Ура!» кричали все от радости и счастья. Священная, народная война - никто не смог остаться безучастным». М. Гончаров, участник Крыловского ЛТО «Элегия».

Казачество было частью православного народа, и многие казаки и их потомки не хотели жить под властью Советов: кто мог, уезжал за границу, кто оставался – боролся, отстаивая Царя и Церковь, кто-то погиб как мученик или был репрессирован. Эти и другие многочисленные примеры подталкивали остальных скрывать свое мировоззрение, крестить детей тайно, укрывать за дверьми шкафов иконы, прятать нательные кресты. К началу войны появляется поколение, выросшее уже на безбожных коммунистических идеалах, но в то же время вера от родителей передается детям и внукам, и в итоге православные заповеди, вера в Бога и традиции сохраняются в народе уже на уровне определенной рефлексии. Все это ярко проявляется в войну, ведь в окопах на фронтах, в общем-то, не бывает атеистов. Из православных людей выходят защитники и патриоты – по-другому и быть не могло. Власть дает религии относительную свободу, а на уровне духовном, не политическом, православие распространяется еще шире.

Православная вера и патриотизм были и остаются неразделимыми. Но в вере люди нуждаются не только в трагические для страны периоды. Русский человек всегда жил в системе нравственных ценностей православия. И сегодня нас, российский народ, объединяют те смыслы и идеалы, ради которых умирали и жили, трудились люди в советское время.

Юлия Яковенко

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены